Организация медико-психологической помощи жертвам теракта

Автор: Галкин К.Ю.

Теракт всегда используется для психологического давления на отдельного человека и социум в целом. Возникая после острой массовой психотравмы, его психолого-психиатрические последствия всегда характеризуются массовостью поражения, выраженностью расстройств физического и психического здоровья и их склонностью принимать затяжной необратимый характер и деформировать личность. Это, к сожалению, общечеловеческое явление, которым поражены почти все регионы мира, в том числе Южный федеральный округ России, на который приходится почти половина всех терактов, совершенных на территории страны.

Ростовская область входит в состав Южного федерального округа России, находится в 1100 км от Москвы, ее население более 4,3 млн человек. В 240 км от Ростова-на-Дону находится Волгодонск, известный заводом «Атоммаш» и атомной электростанцией. Именно в этом небольшом провинциальном городе с населением 181 тыс. человек 16.09.99 г. произошел один из самых масштабных терактов. В 5 часов 57 минут утра во дворе дома в жилом массиве был взорван автомобиль, начиненный 1,5-2 тоннами взрывчатого вещества. В результате взрыва погибли 19 человек, в том числе 2 ребенка. В той или иной степени пострадали (получили официальный статус пострадавших) 16 212 человек. Ущерб от взрыва, по данным администрации Ростовской области, составил 573 млн рублей.

Можно отметить следующие особенности взрыва:

  • взрыв произошел в нежилом здании, но практически в центре жилого массива;
  • в зоне разрушения оказались панельные здания, построенные с учетом особенностей оползневого грунта;
  • строения находились на небольшой территории с повышенной плотностью застройки;.
  • взрыв произошел рано утром.

Возникшая чрезвычайная ситуация (ЧС) была внезапной, преднамеренной и непрогнозируемой, а по скорости распространения — взрывной, стремительной и быстро распространяющейся (по распространению эта ЧС относится к региональному и даже национальному масштабу). Несмотря на кратковременность действия ЧС, ее последствия для населения города в целом стали затяжными, потребовавшими значительных социально-реабилитационных мероприятий, продолжающихся до настоящего времени.

Группа оперативного психолого-психиатрического реагирования (ГОППР) — нештатная группа, созданная на базе кафедры психиатрии Ростовского государственного медицинского университета, привлекается к работе при массовых психогенных поражениях в случаях стихийных бедствий, техногенных катастроф и террористических акций и функционирует при вице-губернаторе Ростовской области, курирующем социальную сферу. К ней присоединились сотрудники Волгодонского психоневрологического диспансера, имеющего в своем распоряжении 2 дневных стационара (для взрослых на 90 и детский на 60 мест), специализированную скорую помощь и стационар круглосуточного пребывания; врачи-интернисты (терапевты, педиатры, невропатологи и т.д.). Учитывая большое количество пострадавших детей (3637 человек), к работе были привлечены учителя и психологи 2 школ и детских садов из пораженного микрорайона.

В первые минуты после теракта неотложную психиатрическую помощь оказывала специализированная психиатрическая бригада скорой помощи, организованная на базе стационара диспансера. Она прибыла на место катастрофы через 15 минут, сделала 15 рейсов, в том числе госпитализировав в психиатрическое отделение пациента с диагнозом «реактивный психоз». В приемном отделении больницы врач-психиатр оказывал пострадавшим неотложную психиатрическую помощь в случаях психомоторного возбуждения и направлял поступавших в травматологическое и другие отделения. ГОППР была доставлена вертолетом и приступила к работе через 2,5 часа после взрыва. Полномасштабная психиатрическая помощь начала оказываться через 5 часов после теракта.

Сразу после взрыва на улице скопилось множество людей, большинство из которых не пострадали. Но объединенные страхом непосредственной угрозы жизни, боясь войти в разрушенные и поврежденные жилища, остро переживая факт взрыва и гибель соседей, обремененные потерей или серьезными разрушениями жилья и значительным материальным ущербом, психогенно пораженные, они представляли собой группу высокого риска для облегченного манипулирования. Этим воспользовались представители некоторых политических течений, которые выступили с требованиями изгнать из города и области всех «лиц кавказской национальности» и заявили о готовности взять эту миссию на себя. Все это могло сформировать хотя бы из части пострадавших «криминальную толпу», ведомую на националистические погромы. Ситуация усугублялась тем, что почти все пострадавшие были голодны, так как в результате взрыва отключились электроэнергия, газ, водоснабжение, разрушение квартир лишило их продуктов. Рекомендации психиатров были оперативно реализованы председателем Правительства в Ростовской области: из воинских частей срочно перебросили 10 походных кухонь и начали кормить пострадавших непосредственно в местах их скопления; с целью рассредоточения пострадавших и «трудопрофилактики» негативных психолого-психиатрических последствий взрыва был выбран метод переключения на продуктивную и необходимую деятельность, что способствовало активации и психологической мобилизации растерянных и испуганных людей. В Волгодонск срочно доставили строительные материалы и людей мобилизовали на первоочередные восстановительно-ремонтные работы в их собственных квартирах, что выглядело весьма актуально в условиях осенней погоды. Немедленно «рассосались» толпы «недовольных», люди занялись восстановлением жилья.

Работа ГОППР началась с расчета контингентов пораженных с определением специфики психогенных воздействий и их прямых психиатрических последствий. Были выделены следующие группы:

1) лица, получивших стресс в связи:

  • с гибелью и тяжелыми травмами близких людей;
  • с разрушением жилья и значительным материальным ущербом;
  • с осознанием незащищенности и реальной внезапной угрозы жизни своей и близких;
  • с возникновением косметических дефектов у женщин молодого возраста (в результате действия взрывной волны у многих имели место повреждения осколками стекла и щепками).

2) психически больные или лица с высокой степенью риска (психопатическими или с выраженными акцентуациями личности) с психогенно возникшими или обострившимися психическими расстройствами;

3) лица, получившие баротравму в результате воздействия удара  мощной взрывной волны.

Согласно проведенным расчетам, ожидалось обращение за помощью 10-15% пострадавшего населения, на что и были ориентированы оказывающие помощь специалисты. При организации психолого-психиатрической помощи пострадавшим соблюдался принцип этапности — помощь прежде всего была приближена непосредственно к очагу поражения. На следующих этапах были задействованы амбулаторная служба, дневные стационары и стационар круглосуточного пребывания психоневрологического диспансера. На следующем этапе подключались центральные психиатрические лечебно-профилактические учреждения, в частности клиника психиатрии Ростовского государственного медицинского университета. Руководствуясь аналитическими разработками ГОППР, силами и средствами психоневрологического диспансера в непосредственной близости от эпицентра в месте дислокации штаба по ликвидации последствий теракта был развернут временный кабинет неотложной психолого-психиатрической помощи (КНППП), являющийся новой организационной формой оказания экстренной помощи. Основными задачами кабинета были:

  • раннее выявление лиц с психическими расстройствами и реакциями;
  • оказание неотложной специализированной психолого-психиатрической помощи;
  • сортировка обратившихся за помощью больных с выдачей направлений поэтапно;
  • предупреждение нервно-психических расстройств и массовых панических реакций у пострадавших.

Основой работы кабинета стал полипрофессиональный (бригадный) метод: психиатр — психолог — психотерапевт — социальный работник. Всего за месяц работы КНППП помощь была оказана 1086 пациентам, в том числе 180 детям. В первые 3 дня после катастрофы за помощью обратилось всего 4 человека (2 детей). Это совпадает с предположением о когнитивном диссонансе, т.е. о преодолении надежды на возможность самим справиться со случившимся, своеобразным измененным состоянием сознания, выражающимся в неполном осмыслении происходящего, нечетком выполнении жизнеобеспечивающих действий, недоумении. Но уже на 4-й день число обратившихся составило 347 человек. К этому сотрудники были готовы, работая сменными бригадами по 6 часов без перерыва до позднего вечера. В дальнейшем количество обратившихся в КНППП постепенно уменьшалось, в то же время возросло число пострадавших, обратившихся непосредственно в диспансер. 08.10.99 г. было принято решение о закрытии КНППП и переносе приема пострадавших в диспансер.

Необходимо отметить оперативную связь кабинета с другими службами города. С этой целью в кабинете был поставлен телефон, был выделен автомобиль для быстрого передвижения. Для записи приема пострадавших привлекались студенты медицинского училища, а паспортные данные обратившихся немедленно вводились в компьютер с созданием архива на дискетах. Такой же архив создан и для обследованных в функциональной диагностике. Эти сведения крайне необходимы для социальной работы в дальнейшем. Медикаменты выдавались непосредственно в КНППП, ими обеспечивал психоневрологический диспансер (был подготовлен соответствующий указ мэра города, так как льготы для данной категории не предусматривались и не предусматриваются до сих пор). Кажущиеся мелочи должны быть продуманы заранее, так как подобные катастрофы возможны, а имеющийся опыт должен быть использован при подготовке к их ликвидации.

2153 человека (50,5%) обратились за медицинской помощью в учреждение общесоматического профиля, 2109 (49,5%) — в психиатрическую службу (всего 4262 человека). Приведенные цифры свидетельствуют о том, что потребность населения в оказании специализированной психолого-психиатрической помощи (ППП) практически равнялось потребности в оказании соматической помощи. При этом количество задействованных специалистов психоневрологического диспансера было в 4 раза меньше задействованных интернистов. Финансирование ППП не потребовало дополнительных ассигнований ни на одном из этапов ее оказания. Принцип дестигматизации психиатрической помощи при работе с пострадавшими способствует наибольшему их охвату.

Его реализация возможна в двух формах:

  1. всяческое избегание термина «психиатрический», использование названия «психолого-психотерапевтическая помощь», что недалеко от истины, но облегчает пострадавшим личностное восприятие проблемы и ситуации и принятие решения об обращении к специалистам;
  2. оказание психиатрической помощи через специально проинструктированных интернистов и психологов при сохранении организационно-консультативного руководства за  психиатрами. Кроме того, активно использовались пресса, телевидение и радио. Их выступления предупреждали панические и агрессивные настроения, несли рекомендации по преодолению стрессовых ситуаций. На наш взгляд, в подаче информации крайности очень вредят. Чрезмерно подробная информация со «смакованием» трагических подробностей вредна так же, как и отсутствие информации, дающее повод для слухов и сплетен.

Принцип конструктивного сотрудничества особенно важен на этапе выявления и оказания первой ППП. В Волгодонске на первичную селективную работу по сплошному обследованию и выявлению лиц, нуждающихся в освидетельствовании у психиатра, были мобилизованы школьные психологи и наиболее квалифицированные педагоги школ пострадавшего микрорайона. Все они во главе с руководством городского управления образования активно и с пониманием откликнулись на инициативу психиатров, приняли участие в работе под руководством психиатрической службы, проучились на специально для них организованном методическом семинаре и выполнили доверенные им функции. Это позволило выявить детей и подростков с психогенными поражениями. К подобной работе со взрослыми удалось привлечь психологов и специалистов общемедицинской практики.

Принцип разумной кооперации — это принцип взаимодействия местной психиатрической службы и центра. Центр оставляет за собой функцию организационно-методического аналитического подразделения, тогда как местная психиатрическая служба является основным и руководящим звеном этой работы.

Принцип разумной продолжительности подразумевает не только решение неотложных первоочередных задач, но и преодоление (включение копинг-механизмов), и профилактику возможных осложнений и неблагоприятного развития психического расстройства, например переход острой реакции на стресс в посттравматическое стрессовое расстройство.

Дневные стационары (взрослые и детские), на наш взгляд, — наиболее перспективная форма оказания ППП пострадавшим. Получая полноценную квалифицированную помощь, пациенты могли одновременно решать и социальные вопросы, связанные с возмещением ущерба и ликвидацией последствий теракта. Всего в дневных стационарах лечились свыше 300 человек.

Наш опыт показывает преимущество подобной модели оказания медико-психологической помощи при массовых психогенных поражениях.

Ссылка на основную публикацию

Adblock detector