Психолог: мнение специалиста

Автор вопроса: Ирина

— Здравствуйте, Константин Юрьевич! Меня зовут Ирина Скородай, я практикующий психолог. Живу за границей. Ко мне обратилась пара, хочу услышать Ваше мнение о них. Они уже побывали у сексолога, который счел случай трудным и прописал соответствующие лекарства. Лекарства должны были помочь, но не помогли. Теперь они пытаются найти помощь у психолога. Пятнадцатилетний супружеский стаж. Двое детей. Первый ребенок — желанный и очень любимый, второй — как бы немного случайный. Трудное начало совместной жизни. Материальные и психологические проблемы. Он мало зарабатывал, к тому же был человеком робким, не верил, что может быть любим. Это неверие в себя отражалось в интимных отношениях. Жена была его первой женщиной, и ему не очень-то удавались физические сближения. Она была смелее, более предприимчива, наверное, умнее. Старалась поддержать его уверенность в своих силах, ввела в обычай рюмочку вина на ужин, помогая тем самым мужу снять излишнее напряжение, почувствовать себя свободнее. Маневр удался, и спустя несколько месяцев их сексуальное сожительство можно было признать совершенно удовлетворительным. Супруги обладали сходными вкусами, близкими взглядами на жизнь и на том этапе — как они сами утверждают — слова одного были для другого наиважнейшей вещью. Потом родился первый ребенок, и на нем сосредоточилось все их внимание, еще крепче стало ощущение счастья. В материальном отношении они также встали на ноги, поскольку в то же время его мать выехала за границу и начала присылать посылки, а он перешел на другую, лучше оплачиваемую работу.  Второй ребенок пришел на свет уже без былого энтузиазма, но раз они с самого начала хотели иметь двоих детей, то решили, что отнестись к этому, несколько неожиданному факту следует как к исполнению изначальных планов. Став матерью двоих детей, Ольга перестала работать и занялась, прежде всего, домом. Все было хорошо. Проблемы появились, когда Роман сошелся с частным ремесленником и начал подрабатывать после работы. Ольга в общем-то не имела ничего против поздних возвращений мужа, понимая, что он делает это для их общего блага — до того самого момента, пока не начала подозревать, что ее муж слишком уж хорошо себя чувствует в обществе жены своего «шефа». Начались препирательства, ссоры и в прежнюю гармонию начал закрадываться диссонанс. Положение осложнилось, когда пришло время вести старшего ребенка к первому причастию, что обычно связано с исповедью его родителей. Ольга — практикующая католичка, поэтому исполнила это требование. На исповеди она призналась, что после рождения второго ребенка они оба с мужем решили больше не иметь детей и прибегли к противозачаточному средству — внутриматочной спирали. Священник осудил такой метод предупреждения беременности и рекомендовал обратиться к естественному календарю овуляции. Ольга послушалась его совета и взялась за составление необходимых графиков, что было сопряжено с массой трудностей. Она ожидала, что муж также подключится к ее занятию, но он не проявлял видимого интереса к этому делу. Ольга была очень расстроена таким его подходом к проблеме. Она забеременела на исходе второго месяца после удаления спирали, и встал вопрос: что теперь делать. Они признаются, что у них не было никакого желания обзаводиться третьим ребенком, тем более, что второй ребенок был болезненным и требовал много заботы и внимания. С другой стороны никто из них не хотел принять на себя груз окончательного решения, ожидая, что все само собой образуется. Оглядываясь назад, по прошествии времени, они оба жалеют тогдашнего решения сделать искусственный аборт и обвиняют друг друга в невнимании к несмелым намекам все же сохранить эту беременность. Роман завез жену на операцию, которую тяжело пережил. Когда все уже кончилось, он сказал: жаль, что я тебя не отговорил. Но было поздно. Ольга продолжала вычерчивать графики, но муж выкручивался от физического сближения как мог, а если уж оно наступало, то был груб и старался кончить все быстрее. Ольга засыпала, а он еще долго переворачивался с боку на бок, словно не находя себе места. Что-то здесь было не так как надо, что-то исчезло или испортилось в их отношениях, но ни один из них не касался этой темы. Год спустя к первому причастию пошел второй ребенок. Ольга предусмотрительно уже не закладывала себе спирали. Их физические сближения были редкими, проходили в духе нарастающего отчуждения. Отношения супругов заметно ухудшились.

Ольга постоянно была теперь в претензии к мужу, находя множество поводов к упрекам, совершенно перестала замечать хорошее, хвалить. А Роман стал все позже возвращаться домой, объясняя свои отлучки загруженностью на работе. В конце концов, дело дошло до того, что при попытке сближения у Романа начиналось сильное сердцебиение, появлялись острые боли в области груди и его движения парализовало. Тогда Ольга впала в ярость. Сначала пыталась сохранять внешнее спокойствие, потом силы ей изменили, она потеряла самообладание, безумствовала, угрожала самоубийством, рыдала, в итоге оказалась в клинике с сильным нервным расстройством. Все это, естественно, никак не разрешило ситуации. Именно тогда они обратились за помощью вначале к сексологу, а затем к психологу. Ольга считала, что муж перестал видеть в ней женщину и просто ее «не хочет». Поэтому и уклоняется от сожительства, не спешит домой и сваливает хозяйственные заботы и детей на нее. Роман утверждает, что он хотел бы как раньше жить с женой, в этом отношении он никак не переменился, но момент приготовления ко сну для него стал ужаснейшим из всего, что случается за день. Даже проведенный в приятной атмосфере вечер не в состоянии склонить его к сближению. Он просто-напросто не может. Поэтому с некоторого времени он начал выпивать, позже возвращаться и все чаще у него появляется впечатление, что вся их жизнь лишена какого бы то ни было смысла. Он не знает, что должен сам сделать, чтобы положение в их семье нормализовалось. Пример этого супружества служит дополнительным доказательством давно известной, недооцениваемой истины, согласно которой все, что происходит в жизни супругов, оказывает весомое влияние на качественную сторону их уз. Ольга и Роман никогда не заговаривали о не родившимся ребенке, хотя он жил в их подсознании чувством вины, сожаления и упрека в адрес другого супруга. Ольга не принимала к сведению факта, что прошедшие годы изменили ее из уверенного в себе, контактного человека в существо зависимое, неухоженное и истеричное. Она сочла безусловно неизменным, что муж всегда будет ухаживать за ней, сносить все ее причуды и капризы, а также чутко реагировать на ее женское очарование. Она не подумала, что переживание, связанное с незапланированной беременностью и обстоятельствами, которые к ней привели, а также страх перед повторением побудили в организме Романа к действию сильные механизмы, блокирующие спонтанность реакций, а ее поведение — насыщенное упреками, претензиями и требованием физических сближений, тем более укрепило эти механизмы.

Роман оказался в противоречии с самим собой. С одной стороны, он понимает потребности жены и хотел бы удовлетворить ее желания, а с другой — сама мысль об этом вызывает в нем столь сильное сопротивление, что дабы не признаться самому себе в своем нежелании никаких сближений, он подсознательно симулирует соматические признаки и действительно ощущает боль в сердце, колики, и даже паралич движений тела. Ольга не хочет принять во внимание всех этих явлений и считает, что стоит только мужу захотеть и их совместная жизнь вернулась бы в нормальную колею. Поэтому она невыносима, криклива, угрожает самоубийством, требует развода, теряет меру в проявлении отчаяния. Она чувствует себя отвергнутой как женщина и ее гордость страдает. Ее манеры еще более отдаляют от нее мужа, который берет все больше и больше дополнительной работы: (вместе с тем получая прекрасный предлог для поздних задержек вне дома) и пытается утопить свои беды в рюмке. Есть ли у этой пары шансы снова уложить свою жизнь?

Автор ответа: Галкин К.Ю.

— Здравствуйте! Ситуация, прекрасно описанная Вами, очень сложная. Конечно, в своей практике мы сталкивались с такими (или похожими) ситуациями неоднократно. Последние годы всё чаще. Как показывает мой опыт, подобные пары чаще всего расстаются. Уж слишком много претензий накопилось друг к другу. На мой взгляд, сексолог в данном случае совершенно не нужен. Это чисто психологические проблемы. Самая главная проблема в том, что они не оправдали ожидания друг друга. Это тяжелейший кризис, преодолеть который может помочь только искренне заинтересованный психолог-энтузиаст. Если Вы настроены им помочь, то я желаю Вам успеха.

Ссылка на основную публикацию

Adblock detector