Работа психолога в кабинете неотложной психотерапевтической помощи.

Всего обратилось за помощью 922 человека. К автору статьи около 300.

Работа велась в кабинете неотложной психолого-психотерапевтической помощи, который был организован в штабе по ликвидации последствий теракта (средняя школа № 23). Работа заключалась в первичном определении проблем и жалоб, по возможности, оказания помощи на месте или же направлении в соответствующие подразделения ВПНД —  детская служба, подростковый психиатр, детское отделение, дневной стационар, стационар.

Возраст пострадавших от года до 85 лет. Обратившихся  женщин было в три раза больше, чем мужчин. Дети обращались с родителями, с жалобами на плохой сон, плаксивость, повышенную чувствительность. Детей до четырех лет направляли к детскому невропатологу.

Восприятие и принятие психологической помощи было наиболее эффективно у детей от 7 до 12 лет, несколько хуже у подростков и наиболее затруднено у взрослых. Причиной тому было видимое отсутствие каких-либо жестких внутренних установок у детей и максимальное доверие психологу. Это позволило достаточно быстро отрабатывать проблему, что было немаловажно при наличии очереди за дверью.

Работа с взрослыми осложнялась тем, что многие отвергали предлагаемые действия по разным причинам. К примеру, был целый ряд случаев типа: »Я еле заставила себя прийти сюда, хотя мне и плохо, я ведь не сумасшедшая». Отсюда еще одно наблюдение – все еще негативное отношение к психиатрии и непонимание отличий психотерапии, психологии и психиатрии.

У многих мужчин наблюдалась тенденция: «Я всегда считал себя сильным и уверенным, а теперь нет почвы под ногами». И это при сравнительном минимуме потерь.

Но при любом уровне потерь главная жалоба всех пострадавших, кто мог это выразить словами  —  страх. О страхе говорили от самых маленьких до пожилых.

Некоторые люди не осознавали страх в первые часы или дни, занимаясь конкретными делами (от спасения людей до первичного восстановления жилья). Других страх «сковал» сразу.

Характерно то, что возникновение страха   связано с вполне определенным, достаточно коротким промежутком времени. Как правило, это момент самого взрыва. Но были случаи, когда страх возникал позже,  после того как пациенты видели воронку и пострадавший дом. Или еще позже, когда появились слухи о новых взрывах, о которых было «известно» даже место и время.

Отсюда еще одно яркое наблюдение – не критичность к информации достаточно большого количества людей. Думается, что с одной стороны это страх «парализовал» способность мыслить и рассуждать и оставил только эмоциональное восприятие информации. С другой стороны, это индивидуальные особенности (конкретно-образное мышление, низкий уровень процессов обобщения и отвлечения, ригидность, мнительность). С такими людьми работа особенно затруднена, т.к. у них мало возможностей для быстрого восприятия и переработки новой информации.

Еще один показательный случай начала страха «потом». Девочка десяти лет стала бояться после того, как родители с ней пошли на крышу своего дома посмотреть на случившееся, а затем сфотографировали место взрыва и рассматривали фотографии вместе с ребенком. Комментарии здесь излишни.

Конечно же, страх как основа, повлек за собой бессонницу, тревогу, далее переутомление, астенизацию, обострение уже имеющихся болезней как соматических так  и  психических.

И еще один аспект – часть людей пребывала в растерянности или явной депрессии, у некоторых началась переоценка ценностей. И только единицы достаточно быстро справились с негативными ощущениями. Это люди, пережившие войну и православно   верующие.

Следует заметить, что на третьей неделе стала наблюдаться  агрессия. Все чаще высказывались недовольства оценкой ущерба, раздачей помощи, зависть по отношению к тем, кто что-то получил.

Безусловно, за всеми выше изложенными проявлениями стоят как индивидуально-психологические особенности, так и нравственные позиции людей. Но ясно одно, что в подобных случаях необходима широкомасштабная психолого-психотерапевтическая помощь. А также профилактика. К сожалению, у большинства нет элементарных знаний как психологических, так и четких нравственных критериев.

Думается это проблема государственная.

Ссылка на основную публикацию

Adblock detector