Размышления о японской эротической анимации, любящего киноискусство

Япония и японская культура всегда интересовали весь остальной мир своей необычностью и непохожестью. Действительно, самая «восточная» страна шла всегда своим путем вплоть до середины 20-го века. Феодальная и отсталая от западного мира, пронизанная сословным и самурайским духом, ориентированная на самодержавие с одной стороны, и неагрессивно-религиозная с другой. Далекая от великих культурных достижений Запада в музыке, изобразительном искусстве, и создавшая свой никем неповторимый театр «Кабуки», соединившая единственная в одно целое проституцию и высокую культуру (институт гейшизма). Противоречия сохраняются и сейчас – самые высокие технологии, высокий уровень жизни (Япония – единственная не западная страна, входящая в «семерку» самых развитых стран мира), и лидерство в мире по количеству самоубийств. Японское кино тоже шло своим путем. С 30-х годов XX века сложились основные черты стилистического своеобразия: замедленность действия и созерцательность, преобладание плавно смонтированных долгих общих планов, лаконизм и простота кадра.

Характерная для искусства Востока тяга к канону привела к повторяемости сюжетов и героев. Часто эротизм присутствовал незримо, но не выходил на первый план, хотя и отсутствовали запреты на «поцелуй взасос» как многие годы было в Голливуде. Но в творчестве великих японских режиссеров (Мидзогути, Куросава, Синдо, Имамаура, Китано и др.) второй половины XX века все сильнее чувствуется западное культурное влияние, в том числе и обращение к эротике на экране. В творчестве Осима («Империя чувств», «Империя страсти») эротическая тема достигает своего апогея, а стиль показа приближается к порнографическому. С начала семидесятых годов в связи с кризисом перепроизводства и с мощной экспансией американских фильмов японское кино становится все более коммерческим, при этом эксплуатируя две самые распространенные темы любого массового искусства: «якудза эйга» (об организованной преступности) и «пинк эйга» («розовые» фильмы с большим количеством эротических эпизодов). Японская мультипликация во многом повторяла судьбу игрового кино. Основными жанрами являлись прекрасные фильмы в стилистике У.Диснея (интересно, что сказочные сюжеты брались всегда из западноевропейской культуры), сатирические и юмористические картины, опиравшиеся на традиции национальной культуры и стиль хентай, о котором пойдет речь ниже.

Слово «хентай» с японского языка переводится как «извращенный». В принципе, оно может использоваться в разных смыслах, но за пределами Японии утвердилось его единственное значение — «рисованная эротика и порнография», как статическая, так и анимированная. Сюжеты такой анимации черпались из рисованных комиксов, в настоящее время сценарии эрото-порнографических мультфильмов могут быть самостоятельными, но они обязательно повторяют стиль комиксов. Как всегда в любой массовой культуре, определяющим фактором эстетики является зритель или читатель.

Основных потребителей hentai-продукции можно разделить на две основные группы — подростки (shounen) и взрослые (adult). Естественно, эти две группы сложно четко разделить — многие читают и то и другое, многие взрослые продолжают читать shounen-manga и смотреть непорнографические хентайные анимации, уже будучи в весьма солидном возрасте, но общая тенденция именно такова. Shounen-manga, как и следует из ее названия, ориентирована, в основном, на школьников старших классов и студентов. Ее герои — тоже школьники и студенты, переживающие возраст первой любви, трудности переходного периода, делающие первые шаги во взрослом мире. Секс в shounen-manga играет хотя и значительную, но подчиненную роль, а в основе сюжета лежат более важные и сложные темы, чем просто откровенный показ сексуальных актов.

Хотя бывают фильмы, главным сюжетом которых являются проблемы знакомств, ухаживаний, первый сексуальный опыт. Adult-manga гораздо проще и утилитарнее. Она не несет никаких идей и не обсуждает никаких проблем, ее цель – вызвать у зрителя сексуальное возбуждение. Сюжеты в adult-manga чрезвычайно примитивны и схематичны, полностью ориентированы на показ сексуальных сцен, часто весьма извращенных (насилие, садо-мазохизм, зоофильные эпизоды и т.д.). Существует и промежуточная группа анимационных фильмов, в которых есть самостоятельный сюжет, взятый из культуры комиксов (война, бандиты, инопланетяне, ожившие мертвецы и т.п.), но с обязательными сценами сексуального содержания, занимающими не основное время фильма, причем степень откровенности показа достигает явно порнографического уровня.

Как раз на примере японских аниме можно рассмотреть объективные различия эротики и порнографии (по И.С.Кону):

  • Эротика синкретична, целостна, изображает человека во всем богатстве его переживаний. Порнография аналитична, фиксирует внимание на отдельных моментах сексуальности, вырывая их из жизненного кон¬текста и сводя сексуальность к половому акту и его технике.
  • Эротическое искусство не узко утилитарно, самоценно, оно исследует человеческий мир, открывая новые грани. Порнография жестко функциональна, вызывает только сексуальное возбуждение.
  • Эротическое искусство индивидуально: как в исполнении, так и в предмете его интересует неповторимое, своеобразное. Порнография имеет дело со стандартным, деиндивидуализированным сексом. Порнография не интересуется личностью, а только гениталиями.
  • Эротика строит свой мир по законам красоты, одухотворяет сексуальность. Порнография сводит все дело к физиологии, дегуманизирует человека и эротическую любовь.
  • Эротика часто нарушает обыденные нормы благопристойности, но потому что она открывает новые глубины человеческого бытия, еще не понятые и не признанные массовым сознанием. Порнография не столько разрушает запреты, сколько спекулирует на дефиците новизны. Для порнографии самоцелью является нарушение общественных условностей, так как необычные формы половой жизни сильнее возбуждают людей (также как еды, развлечений и т.д.)
  • Эротическое искусство — средство свободного самовыражения художника, порнография — всегда коммерция, производство, прибыль. Поэтому она массова, стандартна, проста, это часть современной индустрии развлечений, крайнее ответвление поп-культуры.
  • Эротика расширяет границы человеческой свободы, гуманистична и нравственна. Порнография унижает человека, делая его объектом манипуляций. Особенно ярко это проявляется в связи с полоролевыми особенностями, так как женщины изображаются чаще всего в унизительном для их достоинства виде. Порнография закрепляет традиционную идеологию мужского господства (сексизм) Элизабет Кук определяет порнографию как специфическое отношение к личности женщины: «Откровенный показ сексуальных отношений в контексте унижения, причинения боли, подчинения женщины мужчиной с подчеркнутой идеей получения женщиной при этом наслаждения». Во всех, правда немногочисленных, просмотренных мною аниме-манге это четко проглядывается: женщин (кстати, в основном, девушек и почти девочек) насилуют инопланетяне, чудовища, зомби, бандиты; чисто же в любовных сериалах женщины – служанки, ученицы, т.е. всегда существа подчиненные.

Одна из причин популярности такого рода manga — изменение отношений в современной японской семье. Если раньше женщина полностью подчинялась мужу и полностью от него зависела, то теперь, женщины начали зарабатывать деньги, получили финансовую независимость, и феминизм больно ударил по самым основам японского быта. В результате занятий гимнастикой и спортом, а также изменения режима и рациона питания, женщины стали попросту намного физически крепче и сильнее, чем многие мужчины. Этот факт входит в полное противоречие с традиционным самоуважением и самомнением японских мужчин, отсюда повышенный интерес к порнографии, пусть рисованной, на которых можно самоутверждаться.

Нужно помнить, что эти различия СУЩЕСТВУЮТ ТОЛЬКО В РАМКАХ ОПРЕДЕЛЕННОЙ КУЛЬТУРЫ И ТОЛЬКО ДЛЯ ЧЕЛОВЕКА, СТОЯЩЕГО НА ОПРЕДЕЛЕННОЙ СТЕПЕНИ КУЛЬТУРНОГО РАЗВИТИЯ. Восприятие большинством людей тех или иных фильмов, книг и т.п. зависят не от эстетических достоинств произведений, а от того, насколько сильно они расходятся с представлениями зрителя о дозволенном и недозволенном. Для японской культуры более приемлемой является анимационная, а не игровая порнография (хотя она и существует). На Западе же порнография чаще всего игровая, с живыми актерами («классическая» — немецкого производства), а в анимации чаще создаются юмористически-порнографические фильмы, иногда с оттенком «черного юмора». Порнография – достаточно условное киноискусство по сравнению с другими жанрами (кстати, именно поэтому постоянно стремиться к «дополнительной реальности» — например показывать всегда эякуляцию вне влагалища, макроувеличением показа гениталий и т.д.). Анимация безусловно еще более условна, чем кино, именно на этом строятся определенные постулаты японского «аниме» — это не совсем всерьез, это не «настоящая» порнография. Порнография однообразна, как однообразен и секс.

Несколько десятков сексуальных позиций – как это ничтожно мало и скучно в сравнении с миллионами позиций психологических. Создатели порнографических фильмов последними себя обычно не утруждают, действуя не на духовную составляющую, а на его тело и примитивные эмоции. Это деловые люди, которые добиваются дохода при минимальной затрате средств и мастерства. Недаром в основе всех манга лежат комиксы (комиксы – один из самых примитивных видов искусства, доступные практически всем – и детям, и взрослым и даже людям с недоразвитием интеллекта – дебилам). Недаром техника рисунка в манга целиком связана с компьютерной графикой, что позволяет штамповать быстро и недорого фильмы – сравните с большими фильмами Диснея или великими мультфильмами Норштейна, да даже и с японскими полнометражными рисованными мультфильмами, особенно создававшимися в 70-80-е годы известными японскими мультипликаторами на студии «Тоэй». Изобразительная составляющая в таких аниме-манга очень и очень невысока, если не сказать примитивна Прямое возбуждающее действие порнографических мультфильмов по сравнению с «живой» порнографией явно меньше из-за дополнительной условности самого жанра, не претендующего на «зеркальное изображения жизни».

Следует отметить, что развитая японская секс-индустрия не способствует бурному росту сексуальной преступности. Значительная часть наблюдаемого роста числа изнасилований связана не с увеличением их реального количества, а с ростом самоуважения японок, которые все чаще сообщают о насилии над ними (раньше сообщение в полицию об изнасиловании бросало на жертву тень стыда). Тем не менее, уровень преступности такого рода значительно ниже, чем, например, в США. Насколько в этом «виноват» хентай — социология пока еще точно ответить не может.

В психологии и социологии существуют 4 теории воздействия эротики\порнографии:

  1. Теории моделирования или подражания притягательные и возбуждающие образцы сексуального поведения вызывают подражание.
  2. Теория катарсиса (внутреннее очищение вследствие эмоционального потрясения) – порнография действует как предохранительный клапан, позволяя человеку разрядить свои подавленные сексуальные влечения.
  3. Теория неспецифического сексуального возбуждения – вызывает сексуальную активность, но в конкретном поведении содержание порнографии не используется.
  4. Нулевая теория – сексуальное поведение не стимулируется и не подавляется, так как существуют собственные сексуальные сценарии.

Сексуальный сценарий личности формируется не сразу, в его развитии есть определенные критические периоды, после чего внешние воздействия уже не могут радикально изменить его. Возмущение некоторых апологетов нравственности о «засилье порнографии и ужасном ее вреде для всех людей» предполагает, что взрослый человек будет делать все, что он увидит на экране: убивать, если показаны убийства, объедаться едой, если герои много едят и, конечно же, предаваться нетипичному сексу, если он посмотрит порнографию. В моей врачебной психиатрически — психотерапевтической практике неоднократно встречались люди, которые свои фантазии о «необычном» сексе «прорабатывали» при просмотре порнографии, а в обыденной жизни после этого никогда не пытались (даже при благоприятно складывающейся для них ситуации в виде явной возможности) осуществлять свои сексуальные мечты.

А вот нечасто встречающиеся мужчины, у которых порнография вызывала острое неприятие, практически всегда обнаруживали самые разнообразные болезненные сексуальные симптомы (от различных вариантов импотенции до скрытых сексуальных извращений). Женщин порнография интересует мало, ею интересуются чаще женщины с большим жизненным и сексуальным опытом, при этом порнография не должна быть «жесткой», обязательно нести в себе достаточную эротическую составляющую; наряду с сексуальным возбуждением порнография у таких женщин выполняет и информационно-образовательную функцию. Так называемая «семейная» порнография даже иногда назначается психотерапевтами некоторым супружеским парам как средство для коррекции семейно-сексуальных проблем. Ситуация меняется при воздействии на психику подростка или ребенка, особенно если это воздействие длительное.

Порнография – не синоним сексуального просвещения, этим может заниматься эротическое искусство. Порнография – почти всегда секс в необычном, запретном контексте. В связи с отсутствием стойких установок, личностной зрелости такое влияние на детей и подростков в плане формирования девиантного поведения возможно. В этом контексте – определенная опасность мультипликационной порнографии, так как традиционно анимация – вид киноискусства, чаще обращенного к детям, поэтому порнографические мультфильмы могут попасть к детям и подросткам случайно.

Вывод: хентай-аниме имеет право на существование и как примитивный вид искусства и как средство для сексуального возбуждения, но не может существовать бесконтрольно (главный ограничитель – возраст зрителя). Для всех других, т.е. для взрослых дееспособных людей главными критериями – смотреть или не смотреть – является их культурные, моральные, эстетические взгляды и установки.

Ссылка на основную публикацию

Adblock detector