Роль дневного психиатрического стационара в ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций

Взрыв 1500 кг. тротила 16.09.99 в г. Волгодонске Ростовской области повлек за собой не только разрушение зданий, смерти 19 человек, но явился страшным испытанием для многих сотен человеческих душ.

Если работа врачей хирургов, травматологов, реаниматологов нашего города началась в тот день в шесть часов утра, то работа врачей психиатров, а именно врачей дневного стационара ВПНД, началась с 20.09.99, т.е. через четыре дня с момента совершения террористического акта.

Именно с 20.09.99 началось массовое поступление пострадавших в дневной стационар.

Нужно сказать, что это был не хаотичный наплыв пострадавших. Это были люди, получившие первую психиатрическую помощь в психолого-психотерапевтическом кабинете, развернутом на месте террористического акта, осмотренные специалистами города.

С 20.09.99 по 30.09.99 было госпитализировано от 7 до 17 человек ежедневно. Практически все больные шли с диагнозом “Посттравматическое стрессовое расстройство” (F-43.1).

Среди пострадавших в эти дни основную массу (80%) составили женщины в возрасте от 25-45 лет. Из 160 пролеченных в период с 20.09.99 по 20.10.99 их оказалось 120 человек.

С целью облегчения получения квалифицированной помощи подросткам с 06.09.99  на базе дневного стационара начал вести прием подростковый врач психиатр. Всего за этот период было принято 41 подросток, из них 10 было госпитализировано в дневной стационар ВПНД.

Психоэмоциональный стресс, к которому привел террористический акт, нарушил закономерность обращения пациентов в дневной стационар.

Если раньше за помощью к психиатрам обращалось 8-10 мужчин в месяц, то только за этот период было пролечено 32 мужчины в возрасте от 30-45 лет.

Клиника психических расстройств у мужчин протекала значительно тяжелее, чем у женщин.

Учитывая, что стресс характеризуется (Г. Селье) рядом последовательно сменяющих друг друга стадий: тревоги, резистенции и истощения, то можно сказать, что все пострадавшие, обратившиеся за помощью в дневной стационар, находились в стадии тревоги, т.к. основными жалобами у всех были жалобы на тревогу, страх, и внутреннее напряжение. В данном случае имела место комплексная реакция страха.

В этот период паника развивалась коммулятивным путем, когда постепенно нагнеталась обстановка – напоминания о бдительности, круглосуточные дежурства, трансляции по местному телевидению о происходящем в городе.

Жалобы на нарушение сна  в виде трудного засыпания, частого пробуждения так же были характерны для пострадавших.

Все 160 человек отметили, что время 5 часов 50 минут стало новой точкой отсчета в их жизни. Это было то время, при наступление которого многие не спали – кто ходил по квартире одетым с необходимыми при себе документами “на всякий случай”, кто выходил на улицу, некоторые уходили подальше от построек.

У 70% пострадавших отмечалось ухудшение самочувствия в вечернее, сумеречное время. Люди это объясняли тем, что во время взрыва было еще темно на улице.

Показателен случай одной семьи – в течении двух недель мать с 12 летней дочерью не могли оставаться в квартире после 19 часов и спали на улице.

Имел свое место и страх “больших машин”. Так во время ночного дежурства около своего подъезда, мужчина 42 лет, уже находившийся на лечении в дневном стационаре, не пропустил скорую помощь к дому, вызванную к рожавшей женщине, в результате   чего ребенок благополучно родился дома.

Через 1,5-2 недели после свершившегося террористического акта количество поступающих снизилось до 5-9 человек в день.

Основными жалобами и в этих случаях были жалобы на тревогу, страх, напряжение и нарушение сна.

У всех обратившихся имел место астенический синдром в виде быстрой утомляемости, раздражительности. Имело место расстройство адаптации – участились семейные конфликты, конфликты на производстве.

Пять процентов обратившихся за помощью отказались от поездок в общественном транспорте, т.к. большое количество людей приводило к усилению страха и тревоги.

У 28 больных, пролеченных в дневном стационаре, имела место баротравма с характерными жалобами на звон и шум в ушах, чувство тяжести в затылочной области головы, снижение слуха, чаще одностороннее. Диагноз баротравма был подтвержден ЛОР врачами. При обследовании у этих больных на аудиограммах отмечалось снижение слуха кондуктивного характера со снижением звуковосприятия.

Как известно, эмоциональный стресс приводит к обострению хронических заболеваний, с чем и столкнулись врачи дневного стационара.

У 20% больных, получивших лечение в нашем отделении было отмечено обострение таких заболеваний, как язвенная болезнь желудка и луковицы 12-перстной кишки (обострение подтверждено ФГДС и Rg-скопией желудка). Латентно протекающая гипертоническая болезнь приобрела кризовое течение, трудно купируемые  только гипотензивными препаратами, что говорит о значительной роли стресса в патогенезе этого заболевания. Два человека были соответственно переведены для дальнейшего лечения в кардиологическое отделение городской больницы

У трех женщин в возрасте от 35-45 лет имело место обострения такого хронического заболевания как железодефицитная анемия (показатели Нв снизились да 80-75 ед.).

При обследовании у этих женщин были исключены все источники кровотечений, у них так же отсутствовали внешние повреждения, как возможный источник кровопотери.

Врачи дневного стационара столкнулись с тем, что террористический акт привел к обострению хронических, психических заболеваний, таких как шизофрения, дистемия, органических повреждений головного мозга. Ведущий психопатологический синдром носил у этих больных тревожно-депрессивный характер.

Повторный пик обращаемости пришелся на 3-4 неделю после трагедии. Это объясняется тем, что определенная часть больных была госпитализирована в другие отделения города, такие как глазное, травматологическое, хирургическое. В общем, было проконсультировано врачами психиатрами 46 человек, часть из которых (32 человека) была переведена на долечивание в дневной стационар.

Следует отметить и силу эмоционального стресса, которая была настолько велика, что некоторые пострадавшие не придали особого внимания полученным в то время ударам и ушибам. Двое больных были переведены в травматологическое отделение с диагнозом “Ушиб позвоночника”.

Медицинская помощь пострадавшим заключалась в медикаментозной терапии транквилизаторами (использовались препараты бензодиазепинового ряда), антидепрессантами (в основном это трициклические антидепрессанты), общеукрепляющими препаратами.

Огромная роль в данной ситуации принадлежит психотерапии, смысл которой сводился к принципу К.С. Станиславского “не переживать, а действовать”.

Роль психотерапии состояла рекомендации системы и последовательности конкретных шагов поиска выхода из данной стрессовой ситуации, невзирая на любую сложность и кажущуюся безысходность сложившихся обстоятельств.

Необходимо учитывать и тот факт, что, находясь на лечении в условиях дневного психиатрического стационара, все пострадавшие имели возможность решать свои социальные проблемы, т.к. режим работы отделения был с 8 часов утра до 18 часов.

При необходимости больные получали своевременную квалифицированную консультацию врачей других специальностей, что привело к быстрой реабилитации пострадавших.

Таким образом, учитывая все выше изложенное можно сказать, что оказание психиатрической помощи в условиях дневного стационара при чрезвычайных ситуациях имеют свои особенности  и преимущества:

  • первичные обращения за плановой помощью приходятся на 4-5 день после катастрофы;
  • своевременная медикаментозная и психотерапевтическая помощь позволяет  добиться стойкого улучшения состояния у 60% больных по истечении  10-14 дней активного лечения.

Получая лечение в условиях дневного стационара, пострадавшие решали множество социальных проблем, которые повлек за собой террористический акт.

Учитывая, что отделение дневного стационара ВПНД развернуто на 90 мест, а в помощи нуждалось 160 человек, можно говорить о том, что такие формы оказания психиатрической помощи наиболее перспективны.

Ссылка на основную публикацию

Adblock detector