«Самозащита» психолога в процессе психотерапии или консультирования

Достаточно часто среди практикующих психологов разгораются дискуссии о «профессиональном сгорании», о необходимости самозащиты в процессе проведения консультации или психотерапии. Возникает вопрос: «Почему для меня необходима самозащита? Что меня заставляет защищаться? Что я хочу защитить в себе?» Даже поверхностный анализ выявляет следующую картину:

1. Психолог довольно часто чувствует недостаточность своей  профессиональной компетенции, переживает «профессиональную неуверенность», ощущение профессиональной ущербности. Психолог слушает  клиента, зачастую думая при этом: «В чем проблема? Что об этом писали, говорили? Что делать? Как делать? Получится ли?» – психолог лихорадочно ищет ответы на эти вопросы, и либо не находит ответа, либо не может остановиться на чем – либо определенном. Психолог чувствует себя слабым и уязвимым. Чувство собственной значимости, самооценка под угрозой разрушения. Стремление сохранить «лицо профессионала» побуждает выставлять барьеры, создавать укрепления и линии обороны, защищаясь от «опасного» клиента с его проблемами, его непонятностью, ставящими под сомнение профессиональные способности и возможности психолога. Строятся схемы, живой человек «формализуется». Работа ведется с представлением о человеке, а не с живым человеком. Клиент и представление о нем – страшные и коварные, следовательно, жизненно необходима защита.

2. Желание разобраться и разрешить свои собственные проблемы – весьма распространенный мотив прихода в психологию и интереса к психотерапии. Но психотерапия подразумевает работу с теми проблемами, которые предъявляет клиент. Никто не собирается решать, да и не сможет решить личностные проблемы психолога. Неумение осознанно отделять свои собственные проблемы от проблем клиента и проблемной ситуации психотерапии, создает ощущение вторжения в личность, переживается, как угроза нарушения ее целостности. Психотерапевтическая ситуация воспринимается как личностно – проблемная, а не как профессиональная, требующая особого, определенного поведения и «правил» игры. Ситуация воспринимается психологом через призму своих проблем. Более того, клиент становится личностной проблемой психолога, которая еще более усложняет его и без того не простую жизнь. Опять же клиент опасен. Возникает необходимость в самозащите.

3. У психолога есть ожидание успеха. «У меня должно получиться, не зря же я психолог. Я знаю, что и как правильно». А клиенту не становится лучше, он не выздоравливает! Его ничто не берет! Психолог старается, копает в глубину (окапывается? закапывается? производит раскопки?), практически всегда вопреки запросу клиента. Психолог уже решает свою задачу – доказать себе, что: «я могу…» Проблемы клиента, задачи психотерапии отодвинуты в сторону, и теперь тем более достичь результатов трудно. Все возвращается к началу — «у меня же должно получиться..!»

4. Существует миф о необходимости и неизбежности получения позитивных результатов с помощью средств психотерапии. В литературе этот миф культивируется. Всегда и везде в литературе описывается только удачная психотерапия, там всегда и все правильно, красиво, все понятно и все получается. У психолога создается иллюзия всесилия психотерапии и собственной силы. Но реальность далеко не всегда дарит подарки. «У меня не получается, у меня неудачи… Либо я глуп и неумеха и не могу быть психологом, либо клиенты «не такие». Признать свою некомпетентность, значит, понизить свою самооценку, а это неприятно и недопустимо для психолога. Тогда виновен «неправильный клиент». Он опасен, необходимо защищаться от него.

5. «Они все меня используют…» У психолога возникает ощущение, что он является средством, вещью, которую клиент использует для удовлетворения своих эгоистических нужд. Но у психолога есть свои нужды, и они важны для него и насущны. «…я отдаю, не получая ничего взамен, из меня высасывают интеллект, чувства, жизнь! Да это же настоящие вампиры…» Возникает неприязнь и страх – возникает необходимость защиты.

Что же можно делать с этими причинами, побуждающими психолога защищаться и вызывающими ненужное и мешающее напряжение?  Попытаемся поискать ответы на этот вопрос.

1. Важно понимать, что профессионалами не становятся. Это не нечто статичное, что появилось и пребудет навсегда. Становление профессионала (психолога) имеет начало, но не имеет конца. Это процесс, длящийся всю жизнь, со своими удачами и провалами, со взлетами и падениями, а главное – это постоянное самообразование. Сказав себе: «Я все умею», вы блокируете возможности дальнейшего развития. Это позиция «у меня все есть, мне больше ничего не надо». Понятно, что это иллюзия. Первая же неудача разбивает ее на части. Не вбивайте себе в голову, что вы гвоздь программы. «Не хлопочите лицом». Смотреть, наблюдать, а главное жить с пришедшим за помощью человеком в конкретном времени и пространстве и …ждать. Ждать, когда появится нечто не объяснимое словами (у каждого это по – своему), что поведет вас к действиям, к деланию. Нужно позволить себе «не знать», «не понимать». Главное не дать внутреннему критику начать свою скептически – разрушительную деятельность. Не дать волю профессиональным амбициям и «всезнанию». Тогда не нужно будет представления о клиенте, будет совместное бытие и делание. Окажется, что пришедший человек совсем не страшный, он ничем не угрожает вам. Он просто запутавшийся в самом себе, страдающий человек. Необходимость в схемах, правильных теориях и эффективных техниках отпадает. Живой человек не формализуется и не соответствует ни одной психологической схеме (школе, направлению). Психолог сопровождает клиента в его пути к Себе, к психологическому благополучию. Психолог мотивирует клиента на позитивные действия, которые могут изменить его чувства, мышление, мировосприятие и жизнь.

2. Огромен по важности и сложности вопрос личностных проблем психолога. Они существуют, зачастую значительные, что называется на грани нормы. Стремясь получить психологическое образование человек надеется, что полученные знания помогут ему самому разрешить свои проблемы. Даже еще не закончив образования, совершаются попытки аутопсихотерапии. Но далеко не всегда аутопсихотерапия приводит к позитивным результатам. Более того, неудачи приводят к ухудшению состояния, понижению самооценки. Усиливается общая неудовлетворенность («я себе не могу помочь, как же я могу помочь другому, имею ли я право на то, чтобы помогать…»). Понятно, что человек, находящийся внутри психологического конфликта, захваченный эмоциями и запутавшийся в своих собственных мыслях, не может адекватно анализировать ситуацию, делать выводы и конструктивно действовать. Человек не может выйти за рамки своих привычных эмоций и когнитивных построений. Для него все правильно и логично – но почему же так плохо! Необходим другой человек, видящий ситуацию со стороны. Только в общении с другим человеком психолог может увидеть пути разрешения своих личностных проблем. Поймет противоречивость, непоследовательность, бездоказательность и неопределенность всего того, что он делает и думает в отношении самого себя. И здесь для психолога важно не блокировать ту обратную связь, которая поступает от этого другого («альтер Эго»). Другой здесь не значит «чужой», а имеет значение «иной». Такое понимание помогает принятию всего того, что происходит в процессе общения. Но кто же этот другой? Возможно это случайный попутчик. Но стоит ли отдаваться на волю случая? Лучше, если это будет коллега, психолог, к которому у вас есть доверие и эмоциональна приязнь, но с которым вы не находитесь в близких, дружеских отношениях. Он должен быть достаточно нейтрален в отношении к вам. Совместная работа обязательно рано или поздно даст положительные результаты. Прекрасное «чистящее средство» для каждого психолога это участие в психодинамических группах. Мой опыт участия и проведения таких групп показывает, что они очень много дают для самопонимания и для внутренней работы со своими проблемами.

3. Работа должна строиться только в рамках запроса клиента. Необходимо обсудить с клиентом: какой результат он хотел бы получить, чего достичь и как можно проверить, что поставленная цель достигнута. Без этой работы психотерапии не может быть. Стремление «быстрее что – нибудь делать (ему же так плохо)» приводит к суете и хаотичности, отодвигает реальные проблемы клиента в сторону. Возникает клубок догадок, предположений и домыслов. Проблемы клиента перепутываются с проблемами психолога. И уже непонятно, с чем же мы работаем, что вообще мы делаем. Определение цели клиента делает работу целенаправленной и создает почву для успешной психотерапии. Но не надо обольщаться: успех в психотерапии — вещь неустойчивая и хрупкая. Он требует чаще всего больших затрат сил и времени. Далеко не всегда и не все получается. Нужно быть терпеливым и спокойно ждать результата. В психотерапии успех редко бывает быстрым. Хотя в сравнении с западными временными рамками российские психологи часто добиваются хороших результатов очень быстро. Есть чем гордиться! Но нужно понимать границы своих возможностей. Если есть ощущение, что это не ваш клиент, то, в целях самосохранения, лучше его направить к другому психологу.

4. Досадно, что нет литературы где была бы описана и проанализирована неудачная психотерапия, механизмы неудачи, а главное, чувства и мысли психолога в ситуации неудачи. Знания о том, как случаются неудачи у других психологов, позволят выработать более реалистичный подход к профессии и помогут в определении собственных профессиональных и личностных ограничений. Использование эффективных психотерапевтических техник и методов без ассимилирования их в собственный опыт, в реальности зачастую не дает ожидаемых результатов, а иногда приносит вред. Нужно понимать, что «детская болезнь» – увлечения психологическими техниками рано или поздно проходит. Остается то, что соответствует вашей личности. А значит, остается то, что именно у вас будет работать легко и эффективно. Но пропустить через себя нужно многое. Это неизбежно для профессионального роста.

5. Психолог редко задумывается о том, что он сам использует клиента для своих целей. Ведь без клиента не было бы работы, не было бы денег, не было бы возможности реализации своего профессионального и личностного потенциала. И вообще – пора перестать быть ребенком, который ждет конфетку за то, что он убрал свои игрушки. Чтобы не разочаровываться – не ждите и не требуйте благодарности. Вы нужны клиенту пока ему плохо, но после того как ему станет лучше, он забудет, что когда — то хотел отдать вам все. Ведь каждый человек стремится получить как можно больше и отдать как можно меньше.

Конечно, поднятая тема обширна и сложна и в то же время очень важна для сохранения психологического здоровья профессионала, для экологии психолога и психотерапевта. Мы призываем коллег к обмену опытом и дискуссии.

Ссылка на основную публикацию

Adblock detector